Златоустовская обитель: вехи истории и будущее

ПРИХОД ВОССОЗДАЕТ ЛЕГЕНДАРНЫЙ МОНАСТЫРЬ В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ

Священник Сергий Чураков

Журнал Московской Патриархии «ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ»

Существовавшая более пяти веков и закрытая большевиками столетие назад славная и почитаемая московская обитель – Златоустовский монастырь — постепенно возвращается в нашу жизнь — пока в памяти верующих горожан, в пространстве музея, открытого Церковью на ее месте, в установленных на улицах и во дворах мемориальных знаках. У истоков этой деятельности стоит Центр изучения истории и наследия Московского Златоустовского монастыря, учрежденный приходской организацией ближайшего храма Святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке. О том, как весьма скромными силами удалось добиться официальной регистрации нового объекта культурного наследия в центре столицы, а также о новых задачах, стоящих перед историками и энтузиастами, «Журналу Московской Патриархии» рассказал руководитель центра священник Сергий Чураков.

— Ваше преподобие, как получилось, что весь комплекс работ по приданию охранного статуса месту расположения бывшего Златоустовского монастыря взвалил на себя не синодальный отдел, не епархиальная структура, а один-единственный приход?

— В 2006 году нашему храму под приходской дом в постоянное бессрочное пользование передали единственное сохранившееся от монастырского архитектурного ансамбля здание — келейный корпус в 5-м владении по Малому Златоустинскому переулку 1862 года постройки . Здесь сосредоточилась миссионерская и образовательная деятельность прихода. Мы понемногу, на общественных началах занимались и изучением истории монастырского квартала . А пятью годами позднее в траншее при ремонте теплотрассы рабочие обнаружили элементы 16 саркофагов от древних надгробий. При изучении надписей на крышках выяснилось, что в них покоились останки членов семьи сибирского царевича Алексея Кучумовича и младенца (девочки) из рода Стрешневых, возвысившегося после брака Евдокии Стрешневой с царем Алексеем Михайловичем. Это событие помогло осознать: Златоустовский монастырь не остался под толщей невообразимого прошлого; возможно, мы в буквальном смысле топчем его погребенные в культурном слое остатки и в любом случае соприкасаемся с его вполне осязаемым наследием . При колоссальной помощи известного москвоведа Владимира Козлова тогда же, в 2011 году, мы провели первую научную конференцию, собравшую всех ученых и краеведов, которые еще в 1990-е годы занимались историей квартала. Быстро выяснилось, что формат конференции – самый продуктивный для привлечения специалистов и обмена между ними полезной информацией. Поэтому с 2014 года здесь проводятся уже ежегодные чтения. С определенного момента они разделились на две секции: историко-мемориальную и богословскую, посвященную творениям святителя Иоанна Златоуста. В результате в нашем распоряжении оказался мощнейший пласт информации, включившей в себя в том числе оцифрованные (благодаря содействию Троице-Сергиевой лавры) фонды Златоустовского монастыря из Российского государственного архива древних актов, а также собственно монастырский архив (к сожалению, неполный из-за разорявших обитель опустошительных пожаров).

Чуть позже пришло понимание, что здесь, на месте бывшего монастыря, нужна и молитвенная жизнь. В 2016 году появилась молельная комната, позднее преобразованная в домовую часовню. Мы начали с еженедельного водосвятного молебна с чтением акафиста перед иконой Божией Матери «Знамение » . Написали точный список с почитавшегося в монастыре чудотворным образа Знамения Пресвятой Богородицы с изображением святителей Иоанна Новгородского и Николая Мирликийского на полях. Максимально точно воссоздали икону святителя Иоанна Златоуста — в соответствии с характерным для Москвы конца XV века иконографическим изводом и с учетом внешнего вида (размеров и геометрических характеристик) драгоценного оклада главного храмового образа, хранящегося в Музеях Московского Кремля. Стали читать Псалтирь с поминовением всех, кого прихожане нашего храма указывают в соответствующих записках, имен из всех выявленных списков монастырской братии и из других документов , содержавших послужные списки обители, а также из Синодика Златоустовского монастыря XVII столетия . Поначалу это молитвословие занимало три часа в сутки , затем шесть, а теперь длится ежедневно с 8 до 22 часов.

— Как и все древнейшие московские монастыри, Златоустовский возник при пересечении больших проезжих дорог – Переяславской и Стромынки, позднее превратившихся в городские улицы. Как утверждают историки, основали его купцы, занимавшиеся междуна родной торговлей. Известны ли поименно ктиторы обители, внесшие наибольший вклад в ее былое процветание?

— Да . Хотел бы заметить, что на каждой научной конференции мы стараемся высветить те или иные имена связанных со Златоустовским монастырем исторических фигур. Ведь история Златоустовского монастыря заключена не только в храмах, не меньшая ее часть — в ассоциирующихся с этим местом личностях . За честь быть погребенными под сенью Златоустовского монастыря почитали представители многих славных сынов Отчизны — Румянцевы, Стрешневы, Урусовы, Барятинские, Кольцовы-Мосальские, Касимовские, Засекины, Кучумовичи, Вельяминовы, Матюшкины, Пронские, Хилковы. Все они вносили сюда щедрые вклады. Но даже в этом ряду выделяется род Апраксиных, добившихся в 1706 году высочайшего повеления об учреждении в монастыре архимандрии и построивших здесь три церкви. Под одной из них- Благовещенской, возведенной в 1712 году на средства сподвижника Петра I генерала-адмирала графа Федора Апраксина, — была устроена фамильная усыпальница этого рода, где в 1728 году упокоился и сам Федор Матвеевич. При сносе монастыря на поверхности земли от его надгробия не осталось и следа. Пока усыпальница Апраксиных официально считается утраченной. Но мощность культурного слоя на здешнем участке оставляет шансы на то, что фундаменты и подземные части церкви вместе с погребениями сохранились. Поэтому, конечно, вопросы как полноценных археологических обследований территории, так и освящения на месте бывшего монастыря полноценного храма с регулярной литургической жизнью не теряют актуальности.

Нам предстоит оформить охранные обязательства на фрагменты выявленных
монастырских стен.

— Территория бывшего монастырского квартала весьма сильно иссечена современной застройкой. Свободное место с учетом действующих в историческом центре Москвы градостроительных норм и правил здесь найти весьма сложно. Где, как вам кажется, можно было бы поставить полноценный храм?

— Обсуждаются несколько возможных мест. С точки зрения обращенности в городскую среду лучше других кажется вариант с надвратной церковью Захарии и Елисаветы по красной линии Большого Златоустинского переулка с сохранением ведущих во двор дома 5 / 3 калитки и ворот.

Фото Э. В. Готье-Дюфайе. Надвратная церковь Захарии и Елисаветы. Вид с юга. 1901 г.

Это в каком-то смысле позволило бы примирить архитектурные пространства варварски уничтоженного монастыря и выросшего на его месте жилого квартала. Если иметь в виду мемориализацию родового захоронения Апраксиных и других птенцов гнезда Петрова, то вернее, конечно, направить усилия на воссоздание Благовещенской церкви с минимальным сдвигом от ее первозданных координат (небольшую часть ее исторического притвора сейчас занимает упомянутый жилой дом, и, кроме того, немного мешают невразумительные хозпостройки в виде сараев).

Троицкая церковь в центре монастырского квартала позволила бы говорить об обретении точки равновесия
между церковной памятью и наследством богоборческого ХХ века.

Но с позиций как градостроительного мышления, так и исторической правды правильнее всего, конечно, говорить о воссоздании бывшей зимней Троицкой церкви постройки 1757-1761 годов. На ее месте в советское время появилось здание детского сада «для семей большевиков». Но этот объект уже давно приватизирован — более того, выставлен на продажу, что позволяет надеяться на начало переговорного процесса. В любом случае спокойное обсуждение взаимных намерений на серьезном государственном уровне мне представляется вполне возможным. Троицкая церковь в центре монастырского квартала, немного удаленная от 50-квартирного жилого дома, позволила бы говорить об обретении точки равновесия между церковной памятью этого места и наследием богоборческого ХХ века. Даже нынешние жители, в том числе и далекие от Церкви, ощущают инаковость этого места, чувствуя себя «наследниками обители поневоле». У одного из старожилов — выступивших, кстати, в качестве энтузиастов установки мемориального камня с неугасимой лампадой — в семье случилась трагедия: в том самом здании бывшего детского сада свел счеты с жизнью сын. Постепенно в сознании жителей утверждается мысль о справедливости появления здесь храма, в чем есть заслуга и нашего центра.

— Вы упомянули о памятном камне с лампадой. Какие еще мемориальные объекты можно увидеть на бывшей территории монастыря?

Исторический белокаменный цоколь

— Помимо памятного камня с текстом «Иоанна-Златоустов монастырь на месте сем с 1412 года» и двух информационных стендов здесь же, по Большому Златоустинскому переулку, из булыжников, кирпичей и агрегаций белого камня, обнаруженных в ходе археологических раскопок в 2018 году в рамках городской программы «Моя улица», выложена объемная имитация цоколя крепостной стены обители. Ученые называют этот объект сигнацией — то есть современным обозначением элемента бывшего объекта из его исторических фрагментов. Уцелели и несколько небольших фрагментов собственно первозданной монастырской ограды — они заметны во дворах домов 3/ 5 и ЗА по Большому Златоустинскому переулку. Теперь они официально отнесены к предмету охраны объекта культурного наследия — достопримечательного места. У строения lA в 3-м владении по Большому Златоустинскому переулку прочитывается и маленький кусочек стены XVIII-XIX столетий (к сожалению, в чужеродной штукатурке) , отделявшей внутренний монастырский двор от посещавшихся богомольцами территорий (сейчас к нему примыкает хозпостройка советских лет). Чудом в глубине двора уцелела полуразрушенная декоративная башенка — единственный цельный элемент монастырской ограды. Пока мы, к сожалению, не можем поставить ее на охрану: ее попросту нет в кадастровом плане, и предстоит еще доказать московским властям, что это не « архитектурное недоразумение», а подлинный исторический артефакт. На дошедших до нас старинных постройках и их фрагментах установлены мемориальные таблички, а между нашим приходским домом и местом расположения Благовещенской церкви мы устроили уголок памяти генерал-адмирала Апраксина с большим информационным баннером. Наконец, еще одна важная процедура музеефикации выполнена московскими властями. Правда, она напрямую не относится к монастырской территории, но это место исторически ближайшей приходской церкви, примыкавшей к нашему кварталу, — храма Николы в Столпах на пересечении Малого Златоустинского и Армянского переулков. Там силами городского Департамента культурного наследия устроены «археологические окна» — светопрозрачные проемы на уровне тротуара, через которые можно наблюдать сохранившиеся элементы фундаментов и цоколей.

— Ровно год назад в помещении приходского дома был открыт Музей Златоустовского монастыря. Как его можно посетить и какие экспозиции там представлены?

— Это проект нашего центра. В основном здесь выставлены сделанные на территории монастырского квартала находки и дореволюционные фотоснимки с видами обители. Разработаны экскурсионные программы для школьников, студентов и взрослых. Наш музей включен в программу ежегодных Дней исторического и культурного наследия Москвы. Его можно посетить и индивидуально, причем бесплатно (см. справку). Так как развитие этого места в церковной перспективе не очень ясно, работа нашего центра на две трети светская. В первую очередь она интересна именно светским посетителям, изучающим московскую старину. Благодаря ей горожане, совершенно ничего не знавшие о прошлом монастырского квартала, начали «Читать» его историческую ткань, переосмысливать географию здешних дворов и переулков. Их слова благодарности после экскурсий свидетельствуют: если от монастыря не осталось видимых зданий, то это еще не значит, что здесь больше нет благодати. Иногда я думаю, что исследовательская деятельность в архивах ознаменовалась столь впечатляющими результатами в определенной степени еще и потому, что монастырские постройки почти полностью снесены: уцелели бы здания — не было бы такого стремления копаться в документах.

В выставочном зале Музея Златоустовского монастыря

В основном вся эта деятельность, в том числе и работа гидов, проходит в рамках волонтерских программ. Но сил одних лишь добровольцев уже не хватает: туристический поток пусть и медленно, но растет. Кроме того, мы ведем интенсивные переговоры с Музеем Москвы, чтобы часть археологических находок, продолжая числиться у них на балансе и оставаясь в городской собственности, выставлялась бы у нас в формате постоянной экспозиции. Нам предстоит оформить охранные обязательства на фрагменты выявленных монастырских стен — а значит, нашему музею необходимо придать статус самостоятельного юридического лица. Словом, назрели действительно важные решительные перемены.

— В позапрошлом году произошло знаковое событие: монастырскому кварталу официально присвоен охранный статус. Как этого удалось добиться?

— Заявку на придание территории статуса достопримечательного места подавала приходская организация. Мы проделали колоссальную работу по изучению и анализу вскрытых участков культурного слоя, археологических находок, научных работ по истории квартала. Увы, даже в новейшее время исторические здания продолжали разрушаться: Братский корпус (в основе которого была постройка ХVП века) снесли в 1996 году (а его последний маленький кусочек — три года назад) . Мириться с этой практикой было нельзя, спокойно смотреть на снос — невозможно. Рад, что наша деятельность увенчалась успехом. В Москве сейчас восемь достопримечательных мест, но наше стало хронологически первым из официально зарегистрированных Департаментом культурного наследия в реестре памятников.

Николай Георгиев

 


Историческая справка

Дата и обстоятельства основания Златоустовского монастыря в точности не известны . В летописи он впервые упоминается в 1412 году : «Преставися архидиакон< .. . > Иоаким, и положен в монастыре Ивана Златоустаго вне града
Москвы ». В 1479 году по указу Ивана III псковские мастера начали возводить в обители каменный собор на месте прежней деревянной церкви.
В 1918 году монастырь был закрыт, монахи выселены, а здания приспособлены под коммунальные квартиры.
В 1925 году разобран доходный дом 1871 года, а на его месте возведен четырехэтажный. К 1933 году почти все церковные постройки монастыря были снесены.
При сносе были утрачены могилы первых русских флотоводцев, среди которых генерал-адмирал Ф . М. Апраксин и контр-адмирал И.К. Муханов . На бывшей территории монастыря в 1930-х годах были построены по проекту Л. 3. Чериковера конструктивистские жилые дома (Большой Златоустинский пер., д . За, стр. 2, и д. 3/5, стр. 1 ), среди жильцов которых преобладали сотрудники ОГПУ НКВД. Во дворе, на задней меже усадьбы Веневитинова (Кривоколенный пер., д. 4, стр. 1 ), уцелел
единственный элемент монастырской ограды -декоративная башенка.


Веб-сайт Центра изучения истории и наследия Московского Златоустовского
монастыря: zlatoustmonastyr.ru.
Запись на музейные экскурсии по тел.: + 7(977) 852-4б-29 (Елена Артемовна)
и по электронной почте: zlatoustmuzeum@yandex.ru
Без предварительной записи музей можно посетить:
по понедельникам — с 18.00 до 20.00,
по вторникам, средам и четвергам — с 15.00 до 17. 00,
по воскресеньям — с 12.00 до 14.00.


Запись опубликована в рубрике Главная, НОВОСТИ, ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.